ivan_da_marya: (tel aviv)
Бывающие в Тель-Авиве часто не понимают, за что живущие тут так любят этот город. Шумный, не очень чистый, с вечными пробками и невозможностью припарковаться в пятницу вечером даже за деньги. Я могла бы, конечно, сказать, что они просто не видят то, что видим мы, потому что для этого надо свернуть с центральной улицы; и что невозможно на самом деле почувствовать атмосферу города, не просыпаясь в нем каждое утро. И что шум, грязь и толкотня − это плата за постоянное веселое бурление, в котором можно работать и веселиться 24/7, и что шум и грязь производит не только Город, но и вся периферия, приезжающая к нам на заработки и за развлечениями. И это хорошо и правильно: нормальный мегаполис. Но это не главное. Главное − это люди. За это и любим:


***
ivan_da_marya: (tel aviv)
Бывающие в Тель-Авиве часто не понимают, за что живущие тут так любят этот город. Шумный, не очень чистый, с вечными пробками и невозможностью припарковаться в пятницу вечером даже за деньги. Я могла бы, конечно, сказать, что они просто не видят то, что видим мы, потому что для этого надо свернуть с центральной улицы; и что невозможно на самом деле почувствовать атмосферу города, не просыпаясь в нем каждое утро. И что шум, грязь и толкотня − это плата за постоянное веселое бурление, в котором можно работать и веселиться 24/7, и что шум и грязь производит не только Город, но и вся периферия, приезжающая к нам на заработки и за развлечениями. И это хорошо и правильно: нормальный мегаполис. Но это не главное. Главное − это люди. За это и любим:


***
ivan_da_marya: (cute frog)
Иерусалим притягивает мрачных неврастеников, двинутых на духовности неудачников и мутных шизофреников. Тель-Авив, "город без остановки", собирает весело-ебнутых, радостных фриков и безоблачно крейзанутых, улучшающих нашу жизнь путем улыбок и позитивного ахуя.

За те 20 минут, которые занимает моя дорога с работы домой, я встретила:

- Красивого пожилого негра в золотом платье до колен, в красных шароварах и тапках Крокс, играющего блюз на саксофоне под шум проезжающих поездов;
- Гренадерского роста и бронебойных размеров женщину лет под пятьдесят, одетую во все красное - включая туфли и сумочку - под руку с таких же габаритов лысым мужчиной в тельняшке;
- Двух благообразных англичан в кальсонах.

Столкнувшись нос к носу с двумя мужчинами в исподнем, я была так ошеломлена, что остановилась, раззявила пасть и вылупила глаза. Один из них спросил меня с британским произношением, спикаю ли я инглиш. Я, несмотря на ахуй, смогла сказать, что йес ай ду. Тогда мне с абсолютно серьезным видом объяснили, что это ничего такого, просто они поспорили. Ну понятно - если поспорили, то это святое, что ж.

Обожаю этот город.

***
ivan_da_marya: (cute frog)
Иерусалим притягивает мрачных неврастеников, двинутых на духовности неудачников и мутных шизофреников. Тель-Авив, "город без остановки", собирает весело-ебнутых, радостных фриков и безоблачно крейзанутых, улучшающих нашу жизнь путем улыбок и позитивного ахуя.

За те 20 минут, которые занимает моя дорога с работы домой, я встретила:

- Красивого пожилого негра в золотом платье до колен, в красных шароварах и тапках Крокс, играющего блюз на саксофоне под шум проезжающих поездов;
- Гренадерского роста и бронебойных размеров женщину лет под пятьдесят, одетую во все красное - включая туфли и сумочку - под руку с таких же габаритов лысым мужчиной в тельняшке;
- Двух благообразных англичан в кальсонах.

Столкнувшись нос к носу с двумя мужчинами в исподнем, я была так ошеломлена, что остановилась, раззявила пасть и вылупила глаза. Один из них спросил меня с британским произношением, спикаю ли я инглиш. Я, несмотря на ахуй, смогла сказать, что йес ай ду. Тогда мне с абсолютно серьезным видом объяснили, что это ничего такого, просто они поспорили. Ну понятно - если поспорили, то это святое, что ж.

Обожаю этот город.

***
ivan_da_marya: (shalva)
Если у меня возникает такое ощущение, что все плохо, хотя на самом деле все хорошо, кроме погоды, вот от нее-то и ощущение - ну или просто устала - то мне надо всего-то навсего пройтись по центру Тель-Авива, и все сразу становится хорошо. Просто вдохнуть запах пыльной листвы и бензина, собак и мужского одеколона, геля для волос и кожаных сумок, резины велосипедных шин и марихуаны, женских духов и ткани свежекупленных кедов. Просто посмотреть на людей - увидеть, какие они разные, а ведь живут в одном городе и ходят по одним и тем же улицам. Вот аккуратный русский мальчик играет на саксе -  а на скамеечке курят две девочки-готки в рваных колготах, с черным-черным вокруг глаза, и смотрят на него во все глаза. Под Дизенгофф-Центром тусуются симпатичные мальчики-панки - прохожу мимо них и слышу арабскую речь, толстый марокканский продавец шавермы говорит одному из них "ахи" (брат). В Центре хлебный киоск, продавец - мальчик-девочка с ярко-красными длинными волосами и сильно накрашенными глазами - обсуждает надоевшие всем перемены погоды с элегантной женщиной в светлом пальто. На улице Кинг-Джордж в парикмахерской девочка-негритянка заплетает волосы толстой блондинки в тысячу африканских косичек. В скверике напротив беспородный кривоногий песик пытается взгромоздиться на красавицу-лайку, пока их хозяева целуются на скамеечке, никого и ничего не замечая.

***
ivan_da_marya: (shalva)
Если у меня возникает такое ощущение, что все плохо, хотя на самом деле все хорошо, кроме погоды, вот от нее-то и ощущение - ну или просто устала - то мне надо всего-то навсего пройтись по центру Тель-Авива, и все сразу становится хорошо. Просто вдохнуть запах пыльной листвы и бензина, собак и мужского одеколона, геля для волос и кожаных сумок, резины велосипедных шин и марихуаны, женских духов и ткани свежекупленных кедов. Просто посмотреть на людей - увидеть, какие они разные, а ведь живут в одном городе и ходят по одним и тем же улицам. Вот аккуратный русский мальчик играет на саксе -  а на скамеечке курят две девочки-готки в рваных колготах, с черным-черным вокруг глаза, и смотрят на него во все глаза. Под Дизенгофф-Центром тусуются симпатичные мальчики-панки - прохожу мимо них и слышу арабскую речь, толстый марокканский продавец шавермы говорит одному из них "ахи" (брат). В Центре хлебный киоск, продавец - мальчик-девочка с ярко-красными длинными волосами и сильно накрашенными глазами - обсуждает надоевшие всем перемены погоды с элегантной женщиной в светлом пальто. На улице Кинг-Джордж в парикмахерской девочка-негритянка заплетает волосы толстой блондинки в тысячу африканских косичек. В скверике напротив беспородный кривоногий песик пытается взгромоздиться на красавицу-лайку, пока их хозяева целуются на скамеечке, никого и ничего не замечая.

***
ivan_da_marya: (glazik)
Десять утра в будний день в Тель-Авиве - это время стариков.
Старики рассаживаются по остановкам и ждут автобусов, чтобы ехать в поликлиники - лечить свои старческие болезни или пообщаться. Врачи - тоже люди, живее телевизора. Ну и в очереди всегда есть, с кем поговорить.
На остановке старик держит за руку сидящую рядом жену и, в задумчивости, поглаживает пальцами ее старческие бляшки.
Старик в сильно поношенном кожаном плаще метет тротуар. Разучившийся летать дряхлый Бэтмен.
Старый пес пролезает сквозь прорезь в живой изгороди, и ждет, щурясь на солнце, пока его старый хозяин запрет калитку.
С добрым утром.

***
ivan_da_marya: (glazik)
Десять утра в будний день в Тель-Авиве - это время стариков.
Старики рассаживаются по остановкам и ждут автобусов, чтобы ехать в поликлиники - лечить свои старческие болезни или пообщаться. Врачи - тоже люди, живее телевизора. Ну и в очереди всегда есть, с кем поговорить.
На остановке старик держит за руку сидящую рядом жену и, в задумчивости, поглаживает пальцами ее старческие бляшки.
Старик в сильно поношенном кожаном плаще метет тротуар. Разучившийся летать дряхлый Бэтмен.
Старый пес пролезает сквозь прорезь в живой изгороди, и ждет, щурясь на солнце, пока его старый хозяин запрет калитку.
С добрым утром.

***
ivan_da_marya: (glazik)
На ступеньках офисного здания курит сильно беременная молодая женщина. Другая женщина, постарше и не беременная, что-то сердито ей выговаривает. Молодая устало смотрит под ноги.
Когда я прохожу мимо, молодая поднимает голову и говорит: "Послушай, но я же не говорю тебе, сколько приправ класть в твое жаркое!"

-----
Нищий - молодой и очень грязный парень - сидит на углу на куске картона, тряся обломком детского бубна; перед ним на асфальте коробка для милостыни. Старик лет восьмидесяти, проходивший мимо, останавливается и слегка трясущейся рукой открывает кошелек.

-----
На серой бетонной стене свежее трафаретное граффити: два трахающихся кролика и над ними надпись: ¹"כך יעשה לאיש שלא מפעיל ת'שכל".

------------
¹"Так будет сделано человеку, не использующему свой моск" (ивр. сленг). "Так будет сделано человеку..." - любимое выражение израильтян, используемое для чего угодно. В оригинале - "Так будет сделано человеку, не построившему дом своего брата (не продолжившему род своего брата)" (Тора, Дварим, г.25).

***
ivan_da_marya: (glazik)
На ступеньках офисного здания курит сильно беременная молодая женщина. Другая женщина, постарше и не беременная, что-то сердито ей выговаривает. Молодая устало смотрит под ноги.
Когда я прохожу мимо, молодая поднимает голову и говорит: "Послушай, но я же не говорю тебе, сколько приправ класть в твое жаркое!"

-----
Нищий - молодой и очень грязный парень - сидит на углу на куске картона, тряся обломком детского бубна; перед ним на асфальте коробка для милостыни. Старик лет восьмидесяти, проходивший мимо, останавливается и слегка трясущейся рукой открывает кошелек.

-----
На серой бетонной стене свежее трафаретное граффити: два трахающихся кролика и над ними надпись: ¹"כך יעשה לאיש שלא מפעיל ת'שכל".

------------
¹"Так будет сделано человеку, не использующему свой моск" (ивр. сленг). "Так будет сделано человеку..." - любимое выражение израильтян, используемое для чего угодно. В оригинале - "Так будет сделано человеку, не построившему дом своего брата (не продолжившему род своего брата)" (Тора, Дварим, г.25).

***
ivan_da_marya: (longlegged)
Одна из самых приятных вещей на свете для меня - это просто так идти по одной из центральных Тель-Авивских улиц, например по Эвен Гвироль, лучше всего вечером, когда еще светло, но солнце уже не жарит. Шагать с давно знакомой и любимой мелодией в наушниках, пялиться в витрины, пить фруктовый шейк из огромного стакана - дыню с мятой на молоке, вдыхать дикую смесь миллиона разных запахов - свежей выпечки, жареной рыбы, шавермы, цветов из магазина, духов проходящих мимо женщин... щуриться за стеклами темных очков от счастья, пока никто не видит, а то мало ли что.

-----------
Не знаю, как у вас, а у нас по улицам Города ходят невообразимо прекрасные юные люди. И это при том, что не-юные люди у нас, как и в большинстве остальных городов и сел, совершенно не прекрасны, а в основном совсем наоборот. Начинаю тайно (ну или уже не очень тайно) сочувствовать партии голландских педофилов. Нет, ну в самом деле: либо разрешите нам пятнадцатилетних, либо импортируйте таких же прекрасных легального возраста откуда хотите, и слышать ничего не хотим. Потому что совершенно невозможно же, особенно летом.

***
ivan_da_marya: (longlegged)
Одна из самых приятных вещей на свете для меня - это просто так идти по одной из центральных Тель-Авивских улиц, например по Эвен Гвироль, лучше всего вечером, когда еще светло, но солнце уже не жарит. Шагать с давно знакомой и любимой мелодией в наушниках, пялиться в витрины, пить фруктовый шейк из огромного стакана - дыню с мятой на молоке, вдыхать дикую смесь миллиона разных запахов - свежей выпечки, жареной рыбы, шавермы, цветов из магазина, духов проходящих мимо женщин... щуриться за стеклами темных очков от счастья, пока никто не видит, а то мало ли что.

-----------
Не знаю, как у вас, а у нас по улицам Города ходят невообразимо прекрасные юные люди. И это при том, что не-юные люди у нас, как и в большинстве остальных городов и сел, совершенно не прекрасны, а в основном совсем наоборот. Начинаю тайно (ну или уже не очень тайно) сочувствовать партии голландских педофилов. Нет, ну в самом деле: либо разрешите нам пятнадцатилетних, либо импортируйте таких же прекрасных легального возраста откуда хотите, и слышать ничего не хотим. Потому что совершенно невозможно же, особенно летом.

***
ivan_da_marya: (shalva)
Молодой мужчина в белой рубашке с короткими рукавами, в брюках со стрелками и при галстуке - с татуировками по всей площади рук до кистей и с пирсингом в губе и обеих бровях.

------------------
Прицепленная к стоящему на паркинге джипу-BMW блестящая навороченная моторная лодка - с детским автомобильным креслом, прикрученным к сиденью проволокой.

------------------
Девушка в кафе, читающая книгу "Здоровье и органическая пища" - нервно прикуривающая одну сигарету от другой.

***
ivan_da_marya: (shalva)
Молодой мужчина в белой рубашке с короткими рукавами, в брюках со стрелками и при галстуке - с татуировками по всей площади рук до кистей и с пирсингом в губе и обеих бровях.

------------------
Прицепленная к стоящему на паркинге джипу-BMW блестящая навороченная моторная лодка - с детским автомобильным креслом, прикрученным к сиденью проволокой.

------------------
Девушка в кафе, читающая книгу "Здоровье и органическая пища" - нервно прикуривающая одну сигарету от другой.

***
ivan_da_marya: (shalva)
Две девушки в кафе: одна - толстая, некрасивая, в деловом костюме, со строгой прической и портфелем для лептопа, вторая - гламурная блондинка, худенькая, сильно накрашенная, в белых штанишках и при двухметровых ногтях. Толстая с напором объясняет тонкой: "... но, дорогая, ты же должна думать об устройстве своей личной жизни!"

---------------------
Женщина везет коляску с младенцем. Младенец нескольких месяцев от роду пухлощек, одет в голубенькое платьице с кружевами, голубые пинеточки и голубой кружевной чепчик. Выражение лица младенца - как у вредной старушки. Того и гляди, начнет бурчать: "Разве это чепчик? вот в мое время были чепчики..."

---------------------
В забегаловке "хумус-чипс-салат" сидят молодые адвокаты (наглаженные белые рубашки, черные брюки со стрелками и черные галстуки). Один из них, мелкий и темнокожий, разулся и скрестил ноги по-турецки. В его руке - пита, набитая до отказа, лицо перемазано хумусом, выражение - явного удовольствия. Его сосед по столику - крупный, светловолосый с красным лицом - аккуратно откусывает от своей питы мелкие кусочки и смотрит на темненького покровительственно, как белый господин.

---------------------
На скамейке у кинотеатра сидят двое молодых парней, у ног одного из них лежит маленькая собака неизвестной породы. Хозяин собаки объясняет собеседнику: "Точно говорю, он все понимает! вот, бывает, я говорю ему..."
Второй перебивает: "Скажи, он хоть иногда тебе отвечает?"

***
ivan_da_marya: (shalva)
Две девушки в кафе: одна - толстая, некрасивая, в деловом костюме, со строгой прической и портфелем для лептопа, вторая - гламурная блондинка, худенькая, сильно накрашенная, в белых штанишках и при двухметровых ногтях. Толстая с напором объясняет тонкой: "... но, дорогая, ты же должна думать об устройстве своей личной жизни!"

---------------------
Женщина везет коляску с младенцем. Младенец нескольких месяцев от роду пухлощек, одет в голубенькое платьице с кружевами, голубые пинеточки и голубой кружевной чепчик. Выражение лица младенца - как у вредной старушки. Того и гляди, начнет бурчать: "Разве это чепчик? вот в мое время были чепчики..."

---------------------
В забегаловке "хумус-чипс-салат" сидят молодые адвокаты (наглаженные белые рубашки, черные брюки со стрелками и черные галстуки). Один из них, мелкий и темнокожий, разулся и скрестил ноги по-турецки. В его руке - пита, набитая до отказа, лицо перемазано хумусом, выражение - явного удовольствия. Его сосед по столику - крупный, светловолосый с красным лицом - аккуратно откусывает от своей питы мелкие кусочки и смотрит на темненького покровительственно, как белый господин.

---------------------
На скамейке у кинотеатра сидят двое молодых парней, у ног одного из них лежит маленькая собака неизвестной породы. Хозяин собаки объясняет собеседнику: "Точно говорю, он все понимает! вот, бывает, я говорю ему..."
Второй перебивает: "Скажи, он хоть иногда тебе отвечает?"

***
ivan_da_marya: (sexydoll_cute)
Ехать на заднем сиденье такси по полу-солнечному полу-проснувшемуся городу. Blackmore's Night в наушниках - не слушать слова, просто красивая музыка и приятный голос. Глазеть в открытое окно, мечтать ни о чем.

Позднее утро рабочего дня. В кафе напротив Дизенгофф-центра двое растаманов уткнулись в лэптоп, спорят, размахивают руками в опасной близости от чашек с кофе; юная официантка, скрестив руки на груди, смотрит на них с видом доброй, но строгой мамаши. Стайка девочек-подростков у киоска, покупают свежевыжатый гранатовый сок, галдят, крутятся, бегают друг к другу и к прилавку; продавец сока в растерянности протягивает стакан сока в пространство. На бульваре Ротшильда парочки выгуливают собак, почти все собаки - ультимативной тель-авивской породы "золотистый ретривер". Учительница ведет группу школьников, пытается что-то объяснять - но дети облепили разноцветных разрисованных быков, им неинтересен архитектурный стиль бау-хаус, будь он хоть трижды занесен куда-то там Юнеско. На улице Иуда Леви на террасе кафе пожилой джентльмен читает газету, его пожилая собака положила голову ему на колени и время от времени пихает газету носом, и хозяин треплет ее за ухо.

Обратный путь, опять такси. Водитель - женщина, старушка - седая, веселая, худощавая, с идеальным маникюром и идеально уложенной прической, в тяжелых золотых кольцах, с классической музыкой в магнитофоне. На зеркале висит гроздь вишен, до того похожих на настоящие, что слюнки текут.

Солнце спряталось, начал накрапывать дождик. Тель-авивцы, упорствуя в своей нелюбви к зонтикам, натянули капюшоны. На углу Карлибах и Бегин целовались мальчик с девочкой, и каждый из них придерживал одной рукой велосипед.

***
ivan_da_marya: (sexydoll_cute)
Ехать на заднем сиденье такси по полу-солнечному полу-проснувшемуся городу. Blackmore's Night в наушниках - не слушать слова, просто красивая музыка и приятный голос. Глазеть в открытое окно, мечтать ни о чем.

Позднее утро рабочего дня. В кафе напротив Дизенгофф-центра двое растаманов уткнулись в лэптоп, спорят, размахивают руками в опасной близости от чашек с кофе; юная официантка, скрестив руки на груди, смотрит на них с видом доброй, но строгой мамаши. Стайка девочек-подростков у киоска, покупают свежевыжатый гранатовый сок, галдят, крутятся, бегают друг к другу и к прилавку; продавец сока в растерянности протягивает стакан сока в пространство. На бульваре Ротшильда парочки выгуливают собак, почти все собаки - ультимативной тель-авивской породы "золотистый ретривер". Учительница ведет группу школьников, пытается что-то объяснять - но дети облепили разноцветных разрисованных быков, им неинтересен архитектурный стиль бау-хаус, будь он хоть трижды занесен куда-то там Юнеско. На улице Иуда Леви на террасе кафе пожилой джентльмен читает газету, его пожилая собака положила голову ему на колени и время от времени пихает газету носом, и хозяин треплет ее за ухо.

Обратный путь, опять такси. Водитель - женщина, старушка - седая, веселая, худощавая, с идеальным маникюром и идеально уложенной прической, в тяжелых золотых кольцах, с классической музыкой в магнитофоне. На зеркале висит гроздь вишен, до того похожих на настоящие, что слюнки текут.

Солнце спряталось, начал накрапывать дождик. Тель-авивцы, упорствуя в своей нелюбви к зонтикам, натянули капюшоны. На углу Карлибах и Бегин целовались мальчик с девочкой, и каждый из них придерживал одной рукой велосипед.

***

May 2013

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19 202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 04:56 pm
Powered by Dreamwidth Studios